Версия для слабовидящих: Вкл Выкл Изображения: Вкл Выкл Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A
   

КОНТАКТЫ

ИНТЕРНЕТ-ПРИЁМНАЯ

ОБРАЗОВАНИЕ

КУЛЬТУРА

ПОСЕЛЕНИЯ

СОВЕТ ДЕПУТАТОВ

Главное мeню

Справочная, телефоны

Баннеры и ссылки

ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КОМИССИЯ

УПРАВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ

УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ

ДЕПАРТАМЕНТ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ, СПОРТА, ФИЗКУЛЬТУРЫ, ТУРИЗМА И МОЛОЖЁЖНОЙ ПОЛИТИКИ

ТУРИЗМ И ОТДЫХ

КОМПЛЕКСНАЯ СПОРТШКОЛА ЗУБРЁНОК

ЭЛЕКТРОННЫЙ МУНИЦИПАЛИТЕТ

МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ

МАЛЫЙ И СРЕДНИЙ БИЗНЕС

ИНВЕСТИЦИИ

КОНТРОЛЬНО-СЧЁТНАЯ ПАЛАТА

КОМИССИЯ ПО ДЕЛАМ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ И ЗАЩИТЕ ИХ ПРАВ
АНТИНАРКОТИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ В СЕРПУХОВСКОМ РАЙОНЕ

СЕРПУХОВСКОЕ СТАНИЧНИЕ КАЗАЧЬЕ ОБЩЕСТВО

ПОРТАЛ КООПЕРАЦИИ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ ПОДМОСКОВЬЯ

УПОЛНОМОЧЕННЫЙ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ВПОДМОСКОВЬЕ

УПРАВЛЕНИЕ СОЦЗАЩИТЫ

ПРЕМИЯ НАШЕ ПОДМОСКОВЬЕ

АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ В ПОДМОСКОВЬЕ

ГОД КУЛЬТУРЫ БЕЗОПАСНОСТИ

ПОРТАЛ ГОСУСЛУГ ПОДМОСКОВЬЯ

ПОРТАЛ ГОСУСЛУГ РФ

УПОЛНОМОЧЕННЫЙ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ

МОБТИ

АФИША

АГЕНТСТВО РАЗВИТИЯ КОММУНАЛЬНОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ

Государственное юридическое бюро по Московской области

ВИДЕОМАТЕРИАЛЫ

Ока - южный рубеж Московии
19 июля 2015 г.

«Давно бы нашим поэтам следовало прославить бархатные луга за Окой, чтобы нашим детям ложилась прямо на сердце родная Ока», - писал в прошлом веке Михаил Пришвин.
И, действительно, Ока является главной достопримечательностью края и заслуживает нашего особенного внимания.
«Никогда, никогда не проезжал я места сии, не утешаясь красотою оных, и никогда не мог налюбоваться ими довольно», - восторгался в ХУ111 веке Андрей Болотов, любуясь панорамой Оки от села Липицы.
С высокого правого берега открывается взгляду широкая панорама окской поймы: река, за ней заливные луга с пойменными озерами, нивы, селения и, уходящие к самому горизонту, леса Приокско - Террасного заповедника. Типичный ландшафт Средней России.
Луговой участок окской долины от заповедника до реки, между селениями Лужки и Зиброво, достоин превращения в национальный парк. Хотелось бы сохранить в нем как природу, в частности, уникальную окскую флору, так и историческую среду. А именовать этот новый природно-культурный памятник можно просто «Берег».
В давние времена, примерно 400-500 лет назад, граница Московского государства совпадала здесь с течением Оки и потому в официальных документах этот рубеж получил название «Берег». Ежегодно, с мая и до первых снегов московские власти были вынуждены держать  «на берегу» полки ратников «для бережения Москвы» от неожиданных татарских нападений. Летом на окском берегу бывало до 5 тысяч воинов и в тревожное время их число увеличивалось.
Вот несколько выдержек из Разрядных книг. Год 1512. «Князь великий послал воевод, велел им быть в Серпухове, у Оки на берегу». Июль 1521 год. «Приходил крымский царь Махмет-Гирей», воеводы Бельский, Шуйский, Шереметев, Бутурлин «были на берегу бережения для». 1527 год. «А се роспись по берегу, как князь великий прибавил воевод на берег».
Береговая служба складывалась постепенно, начиная с ХУ века. Летописи сообщают, что в 1472 году на пограничном рубеже Оки был остановлен поход на Москву ордынского хана Ахмата. Придя «на берег», и увидев полки великого князя Московского «аки море колеблющееся, доспехи же... яко серебро блистающе, и вооружены зело», хан «нача отступати от берега».
В ХУ1 веке регулярно, почти в 5 лет один раз, походы на Москву  предпринимали крымские ханы. А набеги небольших татарских отрядов случались 1-2 раза в лето. Главной целью таких набегов было разорение русских селений, грабежи и захват пленных. По свидетельству одного из современников тех событий, знатных пленников отдавали москвитянам за выкуп, мальчиков и девочек продавали туркам, а пожилых отдавали «татарской молодежи, как зайцев щенкам, для первых военных опытов».
Надо отметить, что основным занятием крымских татар была война. В набегах участвовали только конники, вооруженные луком, стрелами и саблей. Простой воин, по словам другого современника, не носил никаких доспехов, кроме своей обычной одежды, состоящей из «черной бараньей шкуры, надеваемой днем шерстью вверх, а ночью шерстью вниз, и такие же шапки». В походе татары ели скот, что отнимали у сельчан, конину и сырое мясо, которое возилось под седлом и просаливалось лошадиным потом. Когда татары переправлялись через реку, они связывали пару лошадей хвостами и поводьями, становились на спины коней и старались сберечь лук, чтобы не намок и не ослабла тетива.
Набеги татар бывали иногда около троицына дня, но чаще во время жатвы.
К середине ХУ1 столетия оборонительная система  практически была готова. Создана засечная черта в районе Тулы, построены в пограничных южных городах крепости, среди которых белокаменная крепость в Серпухове; сооружены укрепления «на берегу». Участник событий тех лет немец-опричник Генрих Штаден в своих заметках писал: «Ока была укреплена более, чем на 50 миль вдоль по берегу: один против другого были набиты 2 частокола», расстояние между ними засыпалось  землей, «стрелки могли стрелять из-за них по татарам, когда те переплывали реку». Кроме частоколов в берег вбивались заостренные сваи, которые торчали из воды как пики и препятствовали  выходу на берег переправившемуся через Оку противнику.
Летом 1556 года с тревогой ждали крымского хана Давлет-Гирея, который по сведениям разведки, двигался на Москву. Со всех городов к Серпухову, «на берег» стягивались войска. Полки заняли позиции «на берегу»: передовой полк встал в Тарусе, полк правой руки - на устье Протвы у Дракина, большой полк - в Серпухове, полк левой руки - у Сенькина брода, а сторожевой -на устье Лопасни.
В конце июня в Серпухов прибыл царь Иван Грозный с сыном своим. «Никоновская летопись» в этой связи сообщает: «Великий князь Иван Васильевич...велел воеводам детей боярских смотреть по спискам по нарядным... и государь сам смотрел свои полки... Да уведает государь свое воинство, хто ему как служит; и государево к ним по тому достоинству и жалованье».
Жалованье давалось скромное: от 6 до 50 рублей в год, Важнее было другое. За свою службу дворянин получал поместье, за которое он должен был выставить со 150 десятин земли одного воина и явиться на смотр «конно, людно и оружно». Богатый помещик Григорий Сукин с поместья в 900 десятин привел на смотр 20 человек всадников в доспехах и с оружием. Таких случаев бывало не много. Обычно дворянин в чине сына боярского мог привести на смотр от 1 до 10 человек. К примеру, на смотр 1578 года явился «Петр Петров сын Пестов на коне в панцире и шапке железной с рогатиной...и при нем был его человек с вьюком».
Вооружение ратников было весьма легкое: лук, колчан со стрелами и сабля; у некоторых имелись копья. «Что касается до съестных припасов, - отмечал английский посланник Флетчер, - то царь не дает никакого продовольствия. Каждый обязан иметь с собой провиант на 4 месяца. В поход они, обыкновенно, берут сушенный хлеб, называемый сухарями, несколько муки...что называют толокном», ветчину и сушенную рыбу.
Смотрам придавалось большое значение. За неявку отписывалось поместье.
Можно представить, как вот здесь, на нашем раздольном лугу под нынешним заповедником разъезжал царь Иван Грозный, осененный знаменами с изображением Святого Георгия, осматривал полки оцепеневших ратников и давал монаршие указания свите.
После смотра царь отдал приказание о переправе войск через Оку, чтоб полки заняли позиции «на поле» у засечной черты.
Весной1571 года бояре писали государю с «берега», что идет к Москве крымский хан Давлет - Гирей с мурзами «как они из Крыма пошли, тому третий месяц в исходе». «На берегу» собрались воеводы с 50-и тысячным войском. Прибыл в Серпухов царь Иван Васильевич с опричниками, но узнав о приближении к московским рубежам 120-ти тысячного татарского войска, царь бежал в Ростов. Хан без труда переправился через Оку, дошел до Москвы и сжег ее.  «Попущением Божиим, - отмечено в летописи, - за гоехи христианские...царь крымский поиде к Оке реке на Серпухов и перелез Оку тут, и пришел к Москве, а у города посады пожег». На обратном пути татары разгромили серпуховские места и увели с собой до 150 тысяч пленных.
В июле 1572 года хан Давлет-Гирей снова пошел к Москве. В этот раз на окском берегу развернулись бои в нескольких местах - у села Дракина, у Тешилова и у Сенькина брода. В ночь с 27 июля военачальник Гирея Дивей - Мурза с нагайской конницей в 20 тысяч воинов перебил 2 сотни русских дворян, защищавших Сенькин брод, захватил переправу. Другой татарский отряд переправился через Оку у Дракина. Утром все крымское войско во главе с Давлет-Гиреем устремилось к Москве.
Однако повторить прошлогодний успех хану не удалось. Московские воеводы догнали татар в 50 верстах от столицы. 31 июля - 1 августа произошла жестокая битва у Воскресения в Молодях. «Сеча была велика»,- отметили летописцы. Благодаря четким, слаженным действиям воевод Михаила Ивановича Воротынского и Дмитрия Ивановича Хворостинина, русские воины одержали победу. Хан с остатками разгромленного войска, бросив обоз и артиллерию , в панике бежал в Крым. Московские воеводы преследовали татар до Оки, а 3 августа на окском берегу праздновали победу и хоронили погибших воинов. «Все тела, у которых были кресты на шее, - пишет Штаден, - были погребены у монастыря, что около Серпухова». К сожалению, мы до сих пор не удосужились найти и отметить место, где покоятся воины, защитившие Москву в ХУ1 столетии.
В 1591 году произошло последнее крупное  нападение, когда крымский хан Кызы - Гирей дошел почти до Москвы. 1 июля татары перешли Оку под Тешиловом, сожгли серпуховский посад и 3 июля уже стояли под Москвой. В Коломенском путь им  преградили московские воеводы. Здесь хан был ранен и ночью незаметно ушел к себе в Крым. Московские воеводы пустились в погоню, гнались до Серпухова, однако хан успел переправиться через Оку и уйти от преследования.  5 июля в Серпухов приехал стольник Иван Никитич Романов, привез боярам от царя поклон и объявил, что воевод и бояр государь жаловал шубами, кубками и вотчинами. Участник похода Борис Годунов получил дорогую шубу с царского плеча, цепь золотую.  А простым воинам выдали жалованье.
В самом конце столетия на окском берегу под Серпуховом состоялся, пожалуй, самый грандиозный сбор войск. В мае 1598 года пришли из южных станиц вести о том, что крымский хан готовится к походу на Москву. Вскоре полки были собраны «на берегу». 11 мая в Серпухов приехал Борис Годунов. Прибыв «на берег», он удостоил воинство выдающейся чести - «велел спросить о здоровье дворян, стрельцов, казаков, всяких ратных людей». В Серпухове Годунов пробыл 2 месяца. Его ставка находилась на берегу речки Речмы - там, где позднее возникла деревня Борисово. На лугу  между ставкой и рекой Окой мастера, присланные из Москвы, выстроили необычный город. Голландский купец Исаак Масса, живший в Москве, сообщает: «посреди лагеря разбили целый город из шатров, где были залы, канцелярии, башни, конюшни, кухни, церкви - все так искусно устроено, что издали принимали его за красивый город». На 40 верст от Серпухова вниз и вверх по Оке стояли войска. По берегу Оки были расставлены пушки. В течение нескольких дней воеводы устраивали смотры, в которых участвовало до 500 тысяч пеших и конных воинов. Борис Годунов продемонстрировал на приокских лугах всю мощь тогдашней России. Для него важно было поразить своих врагов как в Крыму, так и в Москве.
29 июня вместо ожидаемой грозной рати прибыл татарский отряд не более 100 человек, сопровождающий ханских послов. Послы « были у стола в шатрах ели» и передали Борису Годунову предложение хана о мире.
С 1599 года «береговая» полковая служба была упразднена. Что касается военных смотров на лугах под Серпуховом, то, насколько известно, последний смотр происходил в 1682году.
Впрочем, приокские луга  еще два с лишним века не распахивались, использовались только для сенокосов. Они считались стратегическим объектом: косили сено, в котором нуждалась кавалерия. В 1950-х годах армия отказалась от кавалерии и луга распахали. Сначала на пойме посеяли кукурузу, потом, когда кукурузная компания прошла, пойма превратилась в овощные плантации.
Идешь сегодня берегом Оки, смотришь на длинные ровные грядки с зеленью - душа радуется. Настораживает немного то, что овощеводы разговаривают между собой не по-русски. «Все нормально. Это корейцы работают», - объяснили мне отдыхающие на берегу соотечественники.
...Идешь сегодня берегом Оки, смотришь на длинные ровные грядки с зеленью - глаз радуется. Вдруг слышишь: овощеводы говорят между собой не по-русски и почему-то становится грустно.

Ю.Беспалов

 
« Пред.   След. »